11.10.2022

Интервью Евгения Григорьева порталу Кино-Театр.Ру

В онлайн-кинотеатре KION начался эксклюзивный показ документального сериала «Дедлайн», бросающего вызов современным стереотипам, а именно — идее «старости». Создатели проекта сняли портреты нескольких человек старше 65 лет, которые оставляют за собой право мечтать, любить и иметь карьерные амбиции. Они доказывают, что надо радоваться каждому дню своей жизни. Семь героев, выбранных в агентстве для моделей в преклонном возрасте, рассказывают свои нетривиальные истории и делятся оригинальными способами проживать жизнь и бороться с трудностями. Екатерина Визгалова побеседовала с автором идеи, креативным продюсером и режиссером сериала Евгением Григорьевым.
Интервью Евгения Григорьева порталу Кино-Театр.Ру
Изначально, насколько я знаю, ты планировал делать полнометражный фильм о третьем возрасте и подавал проект в Министерство культуры. Почему формат изменился на сериальный?

Идея сериала появилась шесть лет назад. Сперва мы думали о формате полнометражной документальной картины. Просто она меня на момент окончания производства не устраивала. Сначала проект победил в конкурсе Минкульта. Мы начали работать, а потом, как ты помнишь, случился ковид. А всем нашим героям, которых мы собирались снимать, за 60. И стало понятно, что мы по медицинским, этическим и другим резонам не могли к ним приближаться. Я развернул дистанционную деятельность, и мы сняли довольно много материала по скайпу, зуму. Но ковидные ограничения не позволили снять то, что было нужно. К тому же стало очевидно, с учетом и тех набранных до пандемии кадров, что те 33 героя, которые пришли к нам на кинопробы, не влезают в полнометражную картину. Тогда мы встретились с Ангелиной Ашман, посмотрели уже отснятый материал (это примерно 25-30% того, что сейчас есть в сериале) и решили, что нужно делать горизонтально-вертикальный сериал, где каждая серия будет посвящена одному герою, а все остальные станут второстепенными персонажами. Так и получилось.

Как думаешь, кому был бы интересен этот проект? Насколько он способен вызвать интерес у молодых людей?

У нас в кадре люди, которым за 60. Но основная целевая группа – это дети и внуки этих героев. Наша аудитория — молодые люди или те, кто в первый раз задумался о том, что 25 уже не будет, и задался вопросом, как мне надо жить в 30 и 40, чтобы жизнь после 60-ти, если она будет, была бы качественной. А технологии и медицина, очевидно, подарили нам еще 20 лет жизни, которые еще 100 лет назад не были возможны. Как их прожить? Я, например, не имею опыта старения мужчины рядом со мной. У Маруси (автор идеи и исполнительный продюсер проекта Маруся Саяпина – прим.ред.) – похожая ситуация. У нас обоих есть в этом проекте личный интерес. Мне хотелось понять, что происходит с человеком в старости, как можно жить осмысленно, полно, ярко, когда организм уже не тот, что в 25 или в 30, или даже в 40? Когда многое уже в жизни было и пенсионное удостоверение получено, как оставаться включенным в жизнь. Она ведь все равно удивительна и дает нам какие-то невероятные удовольствия, эмоции. Поэтому мы делали этот сериал ровно для того, чтобы посмотреть эмоциональный рисунок этой жизни. И выбирали мы героев не потому, что они модели, а потому что у каждого из них есть свое приключение, свой нерешенный вопрос, своя мечта. И они сочиняют эти мечты. Один из них, Виктор Сосновцев, на девятом десятке создал свой видеоарт. Меня это восхищает. Я не берусь как искусствовед судить о художественном качестве его работ, но я вижу, как в невыносимых условиях его спасает искусство. Это может с нами случиться и в 80, и в 30 и в 45.

Если сперва было 33 героя, а в сериале осталось семь, наверное, сложно оказалось отобрать их. Видимо, это были самые яркие люди, но каково тебе было оставлять за кадром остальных?

Конечно, почти всех оставшихся мне жаль. А отбирали мы очень сложно. У нас в полнометражной версии будет сцена, когда с Марусей и Игорем Гаваром (создатель модельного агентства Oldushka – прим. ред.) сидим, пытаемся выбрать и понимаем, что у нас нет «трафарета героя». Они все прекрасны, но снимать мы можем только семь. Потом у нас один из героев среди съемок оставил этот мир. Потому что они все в том возрасте, когда люди умирают. И пришлось искать замену. В итоге мы стали снимать самого Гавара, и одна из серий посвящена ему. И он своим мировоззрением открывает нам совершенно другую эпическую красоту третьего возраста. Объясняет смыслы не словами, а интонациями… и делами. Честно тебе скажу, мы так давно начинали, что многих деталей я уже и не помню. Шесть лет назад мы задумали этот проект, и вот, наконец, это случилось.

Тем не менее эта история всегда с тобой, хотя у тебя в работе уже другие проекты, она тебя не оставляет.

Да, я даже придумал еще одну дополнительную линию, точнее у меня есть несколько вариантов, каким образом сделать сквозную линию с нашими героями и снять ее. Ты знаешь, я очень люблю такие сложные структуры, и, если получится, будет круто. Но я уже два раза откладывал съемки, потому что понял — что-то еще не додумано. Сергей Дворцевой говорит: «Снимай, когда не можешь не снимать». Вот я еще могу не снимать. Думаю, что по весне я это сниму. Осенью уже не успеваю. Сперва несколько раз посмотрю сериал, отберу сцены, достану материалы, которые не вошли. И сделаю что-то, может не разительно, но отличающееся. Потому что сериал живет по другим законам, нежели полнометражное кино.


Читайте полное интервью на Кино-Театр.РУ.